Версия для слабовидящих
«Давайте жить дружно»

«Давайте жить дружно»

fbl (1).JPGКомментарий к статье Питера Сенге «Необходимая революция»

«…путь, по которому идет цивилизация, неверный, он основан на гипертрофированном культе потребления…» Путь – это, наверное, следствие, а не причина.

Доминирующая много веков модель экономики («деньги» – «товар» – «деньги») «работоспособна» лишь для расширяющихся рынков. Численность покупательноспособного населения земли уже давно ограничена «золотым миллиардом». «Общество потребления» появилось как инструмент для роста рынков. Изменение экономической модели изменит и инструменты.

«…промышленная эпоха стала временем эксплуатации – не только ресурсов, но и целых народов. Сенге прогнозирует наступление необходимой революции, которая должна гармонизировать сосуществование человека с окружающей средой, а разных народов друг с другом…»

Конечно, мысль о «сосуществовании» народов, как и призыв «Давайте жить дружно!» – весьма импонирует. Однако, коим образом в «сосуществование» народов вписать «грядущую битву за ресурсы» этих же народов «например, за пресную воду»?

«…перспектива современного общества заключается в создании самовосстанавливающейся экономики, подобной живой системе, а не промышленному механизму…»

Так или иначе, общество создает наяву то, что первоначально появляется в мыслях. Например, на заре перестройки обществу «предложили» перейти на рыночные принципы экономики. А что такое рыночные принципы не объяснили. То ли забыли это сделать, то ли сами не знали, то ли не посчитали нужным. А поскольку до перестройки у общества понятие о рыночной экономике было на уровне того, что происходит на привычном рынке, базаре, например, на «Сенном рынке» – общество и построило в стране гигантский рынок. Страна этакая гигантская «Апрашка» или «Чиркизон». Кчему все это? А к тому, что адекватность используемых метафор, чрезвычайно важна. Вспомним: «Сказка ложь, да … добрым молодцам урок».

Собственно, в любой социальной системе, так или иначе, возникает вопрос: «Кому принадлежит власть?», «Кто решает, а кто исполняет?». Оказывается, тема власти в организации весьма редко рассматривается и для многих является «новой». Хотя классификация организаций по тому «кто кого планирует» не так уж и нова. Теперь о метафорах, которые позволяют взглянуть на организацию, как на политизированную систему, более подробно.

Например, организация – как «механизм». Собственно, такой взгляд основывается на убеждении людей, что Вселенная есть машина, созданная Господом Богом для осуществления Его дел. И в предположении, что человек как часть этого механизма – один из его винтиков, который будет служить Божьим промыслам, выполнять Его волю. Это убеждение сочеталось с другим, еще более древним, о том, что человек был создан по образу и подобию Бога. Свою лепту внесла и промышленная революция. В результате промышленной революции машины начали заменять человека как источник труда. Двумя центральными понятиями стали работа и обработка – труд и машина. Достоинства промышленной революции слишком очевидны, чтобы здесь на них останавливаться.

Эпоха машин все дальше уходит в историю, но ее следствия и последствия мы продолжаем ощущать. Одним из рудиментов является механистическое представление об организации, как о механизме. Внутри механизма нет того или тех, кто берет на себя властные полномочия. Задачи, функции, которые предназначен решать механизм, определяются извне и определяются не самим механизмом, а его Создателем, Творцом!

Создатель определяет цели механизма, то, для чего он создал его, и способы достижения этих целей, определяет некий алгоритм работы. Элементы механизма – винтики, шестеренки и т.д. – не имеют своих целей и просто должны делать то, что им предписано. В организации, когда роль «винтиков» и «шпунтиков» исполняют люди, их личные цели игнорируются, и вводится миф о «целях организации». На самом деле, «цели организации» – не что иное, как цели ее Создателя. Создатель определяет способы достижения целей. Это именуется технологией. Имеются и условия, в которых механистический подход работает весьма успешно, имеются и ограничения на использование.

Не вдаваясь в детали, важно отметить, что выбор и механизм – понятия несовместные. Сенге предлагает перейти от механизма к подобию живой системы. Собственно, это не желание Сенге, а желание людей, они хотят обладать правом выбора. Не всегда это желание приветствуется «верхами».

Сомнения в господствующем мировоззрении обычно начинаются с появлением дилемм. Дилемма – это проблема или вопрос, который не может быть решен или на который невозможно найти ответ, исходя из господствующего мировоззрения, и, следовательно, он ставится под сомнение. Кризис выступает хорошим катализатором, генерирующим сомнения.

Хорошо бы разобраться, что подразумевает автор под живой системой. Например, организм – это живая система? Организация, построенная по образу и подобию «организма», отличается тем, что каждый «внутренний орган» имеет свое предназначение, выполняет свою функцию и сам определяет способ достижения целей поставленных перед ним. При этом считается, что основная цель организма – выживание в условиях окружающей среды. Все, вроде, хорошо, призыв «Давайте жить дружно!», на первый взгляд, в организме может быть реализован. Органы здорового человека «живут дружно» и не конфликтуют.

Однако, такая ситуация может иметь место, если «органы» не имеют своих целей, а выполняют определенные функции в организме. Иными словами, представляет интерес то, как проведены границы «живой системы». Например, если в качестве элемента системы берется «народ», страна или иной социум. Этот социум должен исполнять в «живой системе» заданную роль или функцию. Это может быть, например, роль в международном разделении труда. При этом, несмотря на то, что в организме все органы важны, кому-то придется выполнять роль «мозга», а кому-то, например, «кишечника».

Короче, такой подход к созданию самовосстанавливающейся экономики, на мой взгляд, возможен, если социумы будут лишены права выбора и между ними будут введены кастовые различия. Печень, например, никогда не может стать сердцем, выполнять его роль. Более того, она даже желать этого не имеет права. Границы системы можно выстроить и иначе. Модель «живой природы» – окружающая нас флора и фауна, включая человека – «царя зверей».

Поскольку идет речь об обустройстве мира, то в качестве «человека» рассматриваем «социум», например, государство. Содружества государств образуют племена, союзы, блоки и т.д. Вроде уже все так и устроено. Именно человек возомнил себя «царем зверей», превратил живую природу в окружающую среду – место, откуда черпаются ресурсы и куда сбрасываются отходы жизнедеятельности. По аналогии имеются социумы или государства, которые считают себя «главнее», которые претендуют на более значительную роль. А есть иные, которых лишают права принимать решения, превращают в сырьевые придатки и т.д.

Вызывает большие сомнения то, что социальное обустройство мирового сообщества, построенное по образу и подобию «живой природы», будет представлять собой «сосуществование» народов, построенное не по кастовому принципу и без эксплуатации целых народов. В живой природе сосуществование различных видов основано на общей «кормовой цепочке» – на том, кто для кого является кормом. «А пряников сладких всегда не хватает на всех».

Интересно было бы узнать и иные взгляды на возможность построения «самовосстанавливающейся экономики» по подобию «живой природы», позволяющей одновременно и «волкам быть сытым», и «овец сохранить». Темы: HRM , Стратегический арсенал


Возврат к списку


Скидка 10% при оплате до 15 декабря 2015
Обучение по программе МВА оказалось самым рентабельным инвестиционным
проектом в моей жизни. Полный текст
Андреев Никита Feedstock Trader
Европейский диплом и аккредитация
Программа для думающих о развитии своей компании
Подписка на новости
Управление проектами AFW