Игорь Гусев, интервью

Игорь Гусев, интервью

gusev.jpgПоследний год был довольно бурный. Ситуация после кризиса была уже не очень хорошая, а теперь еще политическая турбулентность. Как в складывающихся условиях вести себя бизнесу?

У нас, по-моему, все привыкли к сменам власти. Сегодня одна власть, а завтра другая. При нынешней смене власти определенный прогноз был, и все прекрасно понимали, что революционных изменений ждать не стоит. Но все равно, по опыту предыдущих изменений, действуют по принципу «Лучше я перестрахуюсь» — это особенность нашего менталитета.

А экономический кризис? Мы уже прошли пик, и дальше будет рост, или он только начинается и очередная волна пошла вместе с проблемами в Европе?

Мои ощущения субъективны. Черчилль говорил, что всякий кризис — это шаг к новой жизни, шаг к успеху. Думаю, наша экономика как раз развивается в таких неблагоприятных условиях. Когда все спокойно, стабильно, начинаем заплывать жирком, думать, куда бы сейчас деньги потратить, куда бы еще съездить. И если нет встряски — идет стагнация. Поэтому периодически нужен всплеск — чтобы не расслаблялись. Сейчас мы в некоторых отраслях уже поднялись до докризисного уровня, где-то уже его превысили, кто-то еще догоняет, кто-то далеко, кто-то ближе, но большей частью к докризисному уровню уже подобрались. И пора снова встряхнуть чуть-чуть. Чтобы народ не расслаблялся и понимал, что это не повод снимать рукавицы и на печь. Что нужно какое-то движение вперед.

Есть смысл строить прогнозы и вырабатывать стратегию на три ­ пять лет? И можно ли?

Нужно.

На каком фундаменте? По каким критериям? В какую сторону готовиться развиваться?

Есть две основные модели: реактивная и проактивная. Соответственно, либо ты ждешь, что тебе на голову что-то свалится, и потом думаешь, что с этим делать. Либо ты понимаешь, чего ты хочешь; соответственно, понимаешь, какие есть риски, и на основании этого уже выстраиваешь ту или иную стратегию поведения.

В первом случае говорить о стратегии сложно.

Почему? Это стратегия. Система, построенная по реактивному принципу, самообучающаяся. Нет у тебя зонта, пару раз промок, значит, надо купить. Зачем мне покупать, например, крем для загара. Никто не знает, какое у нас будет лето. Жарко стало — пошел да купил. Многие, на самом деле, по такой модели абсолютно спокойно живут.

В любом случае, с учетом нашего менталитета, немаловажным аспектом становится интуиция. В нашем бизнесе ей действительно нужно уделять значительное внимание.

На чем она основана?

Есть накопленный опыт, определенная база знаний. Когда поступают новые сигналы, в этой базе образуются новые связи, складываются варианты развития событий. И ты видишь тренд, возникает вариант решения. Соответственно, чем больше накопленный опыт, тем больше вероятность того, что это будет правильное решение.

Образование в этом помогает?

Иногда образование мешает. При анализе мы всегда в первую очередь просчитываем пессимистические варианты развития событий, потому что мы научены жизнью, мы уже и пожили, и кризис не один пережили, и склоняемся к варианту: «А что будет, если будет хуже, чем я ожидал?» То есть мы всегда смотрим от нейтрального варианта к негативному. А если будет все хорошо?

Это связано с образованием? Или все-таки это опыт?

У человека накапливается опыт, лучше работает интуиция — это всегда хорошо. Но столь же важно образование, потому что закладывается понимание системного анализа, необходимости оценивать и учитывать все многообразие факторов, которые влияют на развитие событий. Аналитика нужна, она работает, наверное, отчасти на перестраховку, но понятно почему. Например, запустили проект, а он провалился. И тогда вышестоящий менеджер или инвестор придет и скажет: «А что ж ты не учел вот это, это и еще это? И какая тебе цена как менеджеру?». Поэтому надо учиться учитывать множество факторов, принимая те или иные решения. Но и не уходить в излишнюю перестраховку. Потому что чтобы высчитать и проанализировать все может уйти столько времени, что упустишь шанс. И здесь начинается разговор про риск. Я вроде все посчитал, учел, и понимаю, что в этот момент нужно остановиться и принимать решение. Либо я делаю, либо не делаю. Факторов, ограничивающих развитие бизнеса, всегда намного больше, чем факторов, влияющих позитивно. Куда ни посмотри, чем глубже копаешь, тем больше их начинает набегать.

Любой руководитель хочет найти себе помощников, которые будут делать все грамотно, четко, исполнительно. Сейчас все чаще слышишь жалобы, что вообще не подобрать кадры. Своим подчиненным рекомендовали бы идти учиться?

Я привык о вещах и явлениях судить по себе, поэтому всем искренне настойчиво рекомендую — учиться, при этом учиться самому. Я платил за свое обучение сам. К работодателю даже не подходил по этому поводу. Сам прошел обучение, сформировал свое мнение о том, что там нужно или не нужно, помогает или не помогает. И доволен результатом.

Нужно помогать, оплачивать обучение сотрудников?

Нет, платить не надо. У меня двое сотрудников пошли, но не продержались долго. Я сказал: «Ребята, халявы не будет, я не буду за вас платить. Я вам рассказал, показал, обозначил свои впечатления, положительные и отрицательные. Что касается меня самого, считаю, что обучение оказалось полезным. Я вам могу каким-то образом помогать, давать время, если, например, контрольную надо написать. Буду лояльно относиться. Готов помочь деньгами, но не заплатить, а кредитовать беспроцентно. Но вы должны понять, что вам это нужно самим». У меня твердое убеждение, что когда человек платит сам, у него отношение к делу принципиально другое.

На Западе большинство сотрудников учатся за счет компании, существуют разнообразные схемы развития этих взаимоотношений. Менеджерам есть куда расти, готовят кадровый резерв, формируют помощников и последователей. А у нас многие считают, что организации обучение сотрудников не нужно, рисков много. Почему такое отношение?

Один из основных рисков — отсутствие реальных рабочих механизмов, которые позволяют защитить работодателя. Например, я обучил человека, а он через месяц ушел из компании. И, по сути, с точки зрения текущего трудового законодательства, если задаться целью, можно уйти из организации, которая заплатила за обучение, ни копейки не отдавая.

Может, все-таки не умеем удерживать?

В том числе и это, наверное. Абитуриентам, которые к вам приходят, вы говорите, что один из главных плюсов бизнес­образования — они после обучения увеличивают свою стоимость на рынке труда. С точки зрения руководителя плюсом это не назовешь. Потому что человек прошел обучение, выяснил, что работы он делает на сумму вдвое большую, чем ему платят — и завтра он придет к руководителю с вопросом о зарплате.

Сейчас есть желание еще чему-нибудь поучиться?

Есть, причем сейчас более избирательный подход. Я окончил технический ВУЗ, потом пришел получать бизнес­образование, тогда это было «с чистого листа». Думаю, каждый выпускник, обладая комплексом знаний, начинает по мере своей деятельности понимать: «Вот в этой области у меня не белое пятно, а серое. Что-то мне про это говорили. Мне это нужно лучше изучить». Например, управление проектами. После Диплома основные принципы понятны, но существует отдельный курс «Управление проектами». И в этом направлении интересно было бы поглубже покопаться, посмотреть какие-то более прикладные, на практике применимые вещи.

Если говорить про обучение в Школе, но не с точки зрения знаний, что запомнилось хорошего, есть яркие воспоминания?

Процессу общения уделяю значительное внимание, а здесь это общение в обучении и одновременно обучение в общении. Поэтому выездные школы — это было любимое мероприятие, несмотря на то, что первые давались тяжело. Мне нужно было быть командующим в группе, я знал, что это будет дополнительная нагрузка, потому что ты не только делаешь что-то сам, но еще и группу собираешь, и с этой командой работаешь. Вот это мне очень нравилось. Это больше всего запомнилось. Общение, коммуникация, тьюторы.

После выездных школ, наверное, куча знакомых осталась, продолжаете общаться?

Из большого количества людей в конечном итоге выкристаллизовываются несколько человек. Это те люди, с которыми мы общаемся до сих пор. Они уже перешли из статуса однокашников в статус друзей. Я этому очень рад. Действительно настоящие друзья, к которым ты можешь обратиться и в горести, и в радости. А когда появляются новые друзья — это хорошо.

Авторы: Игорь Гусев

Темы: Персона


Возврат к списку


Экспертные продажи
... если использовать, можно значительно улучшить результаты своей работы Полный текст
Разумов Дмитрий Директор по персоналу
Тренинг для тренеров
Подписка на новости