Версия для слабовидящих
Александр Уткин, интервью

Александр Уткин, интервью

Utkin.jpgВ наших сегодняшних условиях имеет смысл заниматься стратегией? Надо что-то считать на год, на два, на пять, или не надо?

Безусловно, стратегия важна. Не готов говорить про период в десять лет, до вторых выборов третьего президента, но на три-пять лет просчитывать однозначно необходимо.

На каких основаниях?

Существует рынок, известна его емкость. Есть понимание, какова твоя доля, есть представление о конкурентах. Описание бизнеса, а точнее бизнес-процессов, идет от описания отрасли, в которой ты работаешь. А еще лучше, если от потребностей заказчика. Если компания собирается развиваться стратегически, то очень важно понимать, что на самом деле может повлиять на твой бизнес. Сейчас любой бизнес, который чуть выше среднего, тут же привлекает внимание всех, кого только можно. Как обезопасить себя? Во что для этого вкладывать средства? Тем более, если у тебя бизнес достаточно ресурсоемкий, ты не можешь не считать.

Чтобы считать, нужно хоть как-то прогнозировать ситуацию. Политическая система — насколько она стабильна? На четыре года, на шесть, на восемь?

Эта система будет достаточно долго существовать. Надо просто ее принять. Чтобы реализовывать свою стратегию, надо принять то, что есть, и под это подстраиваться. Через какое-то время это отойдет, я думаю, может быть даже лет через тридцать. Почему? Потому что сейчас мы уже позволяем себе что-то говорить в отношении власти. Я с точки зрения экономики говорю, а не политики: есть суды, которые реально выигрываются коммерсантами, суды с государством, суды с фискальными органами. Пятнадцать лет назад об этом нельзя было даже подумать. Выиграть суд у государства? Я вас умоляю. Сейчас это есть. Ситуация меняется, и чиновниками становятся люди, которые уже не так развращены властью, во власть приходят люди от бизнеса, которые уважают законы коммерции. Уже не та вседозволенность, которая была, — это видно.

Кризис ударил несколько лет назад, сейчас уже немного оправились. Будем дальше подниматься, выходить на докризисный уровень, или опять вниз?

На мой взгляд, сейчас будет плавный уход вниз, но он будет тяжелый, как медленный сель, медленно все будет сползать. Для бизнеса это будет движение вниз, потому что будет сокращаться количество свободных денег. Будет снижение продаж квартир, снижение продаж авто. Сейчас в сегменте недорогих автомобилей реально идет сокращение продаж. Майбах как продавались, так и продаются, а автомобили до семисот тысяч рублей — перестают покупать. Мне кажется, мы неверно понимаем термин кризис. У нас это как синоним понятия «крах». А это всего-навсего снижение потребления из-за насыщенности рынка. Посудомойка, стиральная машина, третий телевизор в квартире. Все — рынок закончился…

Насколько персонал стал лучше или хуже за последние пять лет?

Во многих компаниях вижу не то чтобы отстраненность, не то чтобы нежелание, а такое индифферентное отношение к задачам глобального уровня. В целом, негативно смотрю на сегодняшнюю молодежь, особенно до тридцати лет. Обленившиеся, не желающие работать. Живут с мыслью: «Я этого достоин(а)», а на каких основаниях — непонятно.

Много общаюсь с продавцами. Вообще, мне кажется, менеджер по продажам, мичман - срочник и милиционер — это состояние души. Либо у тебя есть этот «живчик», тебе говорят: «Не надо», — а ты: «Не надо, но можно я вам просто расскажу… а можно я вам еще позвоню… просто вы мне скажете свое мнение…» — этому трудно научить. Можно научить умению говорить, рассказывать, технике продаж, продвижения, но нужен именно этот огонек. Если его нет, то нет. Должен быть азарт, кураж. Без этого продавец не состоится.

И сегодня новых продавцов просто нет, потому что никто не хочет ходить, толкаться, стучать, объяснять, убеждать: «Посмотрите, какая эта чашка красивая!». Все хотят отрабатывать готовых клиентов. Кому двадцать лет — у них социально-экономическая активность немного сильнее. А среди тех, кому грубо говоря, 27 — 33, очень мало желающих учиться. В результате во многих компаниях единственным продавцом является главный акционер, который ходит и продает.

Может он просто не может научить?

Если нет желания научиться, научить нельзя. Есть примеры, когда человек сам идет за свои деньги учиться, а есть, когда человека отправляют от конторы. Многие акционеры готовы учить сотрудников, если те готовы учиться. Такое ощущение, что снижается потребность в самореализации через труд в компании. Все привлекательные цели — вне ее.

Бизнес­образование может что-то изменить в лучшую сторону на текущем этапе? Есть чему нужно поучить собственников, топ-менеджмент, средний менеджмент?

Многие собственники в хорошем смысле слова уже ничего не умеют. Собственник обладает широтой мысли, умением видеть то, чего не видят рядовые. Он обладает ресурсом. Его, наверное, надо учить, как подбирать подчиненных. Как делиться с ними задачами, ресурсами, кнутами и пряниками. Каким образом хеджировать риски. Его надо учить политике. Потому что потом он захочет передать бизнес детям. Но на детей кто-то должен работать. По каким критериям отбирать себе подчиненных? Начиная с того, комфортно или некомфортно тебе общаться, симпатичен или несимпатичен, и заканчивая тем, как и на каких условиях происходит передача полномочий, ресурсов и т.д. Собственнику непросто, он понимает, что есть масса людей, у которых душа не болит за его бизнес, потому что они наемные сотрудники. Это конфликт интересов. Часто для собственника, помимо того что это его деньги, это еще и часть души, часть жизни.

Они понимают, что этому надо учиться?

На мой взгляд, многим это нужно подсказать, помочь увидеть. Это неосознанная потребность. Кадровый вопрос больной для всех, в том числе и для собственников.

Первые, кого уволили в кризис, были кадровики и маркетологи. Если кадры решают ключевой вопрос, почему тогда к кадровикам такое странное отношение? Почему их не учат?

Как мне кажется, там, где решение вопросов зависит от акционера, он так относится к подчиненным потому, что все зависит от него. Он договорится — что-то будет. А с наемными сотрудниками никто не будет разговаривать. Вот в бизнесах, которые заточены на рынок, там худо-­бедно, но работа с кадрами ведется. Там нужно хоть как-то, но людей учить, воспитывать.

Во время обучения в Школе что понравилось, что не понравилось?

Учился долго, прошел практически все, наверное, старожил Школы. Поскольку сложилось так, что высшего образования базового нет, нравилось все. Когда я учился, было очень много топов, директоров, собственников. Нравилась подробная подача моделей, практическая наполненность, не просто теория, а применительно к твоему бизнесу. Без излишней абстракции.

Проявляются какие-то остаточные эффекты обучения?

Начали проявляться где-то через полгода. Как в спорте, когда тренируешься, что-то закрепляется на уровне рефлексов. Так и здесь. Сдал экзамен, вроде все, обучение кончилось, но остается все в подсознании. Модели как будто некоторое время лежали в голове сами по себе, и вдруг через полгода на автомате взял и подчиненным начал объяснять, руки сами рисуют какие-то схемы, квадратики, треугольники, стрелочки. Ты заворожено смотришь на руки и думаешь, как их не спугнуть. И окружающие так же заворожено смотрят. Но получается, что некому все это передавать. Надо тянуть вверх хотя бы тех, кто на тебя работает. Иначе получается, что у тебя классный дриблинг, но тебе пас никто не может передать. Ты бьешься в нападении, а они в защите.

Авторы: Александр Уткин

Темы: Персона


Возврат к списку


Основы управления компанией
Общение с другими "студентами" позволило оценить подходы к бизнесу в других организациях и расширить круг общения. Полный текст
Латту Алексей
Управление проектами AFW
Европейский диплом и аккредитация
Подписка на новости