Версия для слабовидящих
Галина Гусева, интервью

Галина Гусева, интервью

GusevaG.jpgМожно в наших текущих условиях строить стратегию? Если можно — на какой период и насколько детально? Не будет ли это гаданием на кофейной гуще?

Бизнес без стратегии сложно себе представить — у меня не получается. Конечно, стратегию нужно разрабатывать. Другое дело, что сейчас это достаточно сложно, потому что действует очень много факторов. Их и раньше было не меньше, но сейчас все очень интенсивно меняется.

Если это так сложно, если непонятно, что будет через три месяца, зачем тогда в текущих условиях нужна стратегия?


Есть краткосрочные прогнозы и долгосрочные прогнозы. Стратегия также может быть рассчитана и на три месяца, и на полгода, и на три года, и на пять лет. В существующей на сегодня экономической ситуации, действительно, очень сложно прогнозировать на долгосрочные периоды. Что не делает стратегию менее актуальной.

Прогноз на будущее: будет кризис усугубляться, будет все сложнее работать, или все­таки мы начинаем вылезать и приспосабливаться к новой ситуации и будем расти?

Вообще, я оптимист, но в данном случае, по-моему, нужно реалистично смотреть на вещи. На мой взгляд, кризис будет углубляться, и надо будет действительно разрабатывать очень серьезные меры по противодействию, создавать механизмы для обеспечения живучести в данных условиях. И стратегия здесь как нельзя более уместна.

Мы живем в таком мире, где все процессы, по сути, дуальны. Все зависит от того, как ты их воспринимаешь, на какое отношение настраиваешься и как интерпретируешь. Японский иероглиф «кризис» несет в себе такое послание, как изменение. А изменение — не всегда плохо, изменение — это потенциал, движение. Иногда на волне кризиса можно очень даже неплохо выплыть, если думать, что делаешь.

Кризис диктует изменения, необходимость внедрять новые технологии, нужен конкретный результат, и ты думаешь, как его достичь. Система координат меняется, ты оказываешься в новых условиях, и в них уже делаешь выбор. Если недостаточно средств, значит, изменяем технологии, создаем методики, трансформируем системы.

Многие руководители сомневаются в способностях молодежи. Как сейчас с подбором персонала?

Недавно мне надо было подобрать толкового молодого человека себе в помощники. Я допускала, что у человека не будет опыта, что в него нужно будет много вкладывать, все это понимала прекрасно. Я построила себе картинку, какие мне необходимы начальные навыки, некая база, с которой можно двигаться дальше. Естественно, предполагала, во что это все должно вылиться. Каковы же были мои удивления, когда приходили люди, на первый взгляд, абсолютно разумные, с тем минимальным опытом, который я обозначила, и при этом с непонятным уровнем ожидания.

Коэффициент два по сравнению с нашими представлениями — это норма для нашей молодежи.

Да. И с подобными проблемами сталкивается абсолютное большинство руководителей.

Может быть, им чего-то не хватает? Может, им надо поучиться, как раз бизнес-образования не хватает?

Образование необходимо, но оно должно ложиться на уже подготовленную базу. Эта база есть твоя потребность. Чтобы ты учился не для галочки, и не только потому, что тебе нравится учиться. Процесс учебы — завораживающий, это очень интересно, я помню, я с трудом остановилась, это была принудительная остановка. Все-таки, если ты учишься для себя и по-честному, это отнимает определенные силы, и надо было остановиться, чтобы вернуться в деловое русло. То есть решение учиться должно назреть, должна быть разумная мотивация. А ребята, которые ко мне приходили — они явно еще не созрели, опыта у них мало, больше амбиций.

10 лет назад мы видели поток молодых людей, 27—28 лет, которые, поработав после ВУЗа 3—4 года, понимают, чего им не хватает, и приходят дальше учиться. Сейчас мы видим обрыв, текущие 28­летние — им этого не надо. И непонятно, им реально ничего не надо, или все-таки это временно, и они через 3—4 года все-таки поймут, чего хотят. Как это поколение будет дальше развиваться, через 3—5 лет?

Это пирамида: желание что-то узнать, желание что-то вложить — проявляется при движении вперед все реже. Чем выше уровень, тем меньше людей. Нас на потоке в институте (Ленинградский гидрометеорологический институт) сначала было 150 человек. К Новому году, к первой сессии — 120 человек, ко второй сессии — 80 человек. Отсев был огромный, потому что была очень сложная математика, физика и химия, и людям не хватало сил и упорства, чтобы преодолевать сопротивление. То есть и тогда было мало людей, которые хотели преодолевать, учиться, идти дальше. И конечно, с возрастом, все меньше видишь людей, которые хотят чему-то и как-то учиться.

Есть ощущение, что в принципе потребность в образовании — она действительно упала, но это касается именно 27­летних. А посмотреть на 20­летних — там, например, очень активные тусовки, и есть ощущение, что у них­то жажды очень много. То есть следующее поколение идет, которое уже чего-то хочет реально, рвутся, на семинары ходят, толпы людей интересуются, например, стартапами.

Да, они постоянно тусуются. Но они и на одном семинаре, и на другом семинаре, и там и сям. Материал­то интересный, но связи не видно. Есть вопрос — как провести вечер. Но это обучение? Так что, с одной стороны, мы имеем дело с неокрепшими особами, которые просто любят тусоваться, это нужно принимать во внимание. Есть и другой момент: огромное количество интересов, множество вариантов — перед молодежью сегодня веер предложений. «И сюда хочу, и сюда, и вот это мне тоже интересно». Здесь есть опасность, как бы не заиграться. Потому что все время учиться — это не то же самое, что работать и развиваться. Это разные вещи. Я сама часто себя часто ловлю на мысли, что учиться намного приятнее, намного интереснее, чем работать, потому что нет рабочего напряжения, ты что­то узнаешь, тебе приятно, тебе хорошо, ты совершенствуешься, себя там показываешь, других смотришь. Другое дело — к чему это привязать. Вот у тебя есть некоторое увлечение. У меня, например, колоратурное сопрано. И вот представим, что я сейчас пойду учиться в консерваторию — как я к бизнесу это привяжу? А мне нравится учиться. Я так люблю петь!

Так что в этом вопросе тоже видим дуальность. Учеба для чего? Ради того чтобы тусоваться, или ты действительно нашел себя, знаешь куда идешь, и тебе обучение необходимо для работы и развития в конкретном направлении.

Что в обучении в Школе самое было «вкусное»?

Самое вкусное — это воскресные школы: такого накала страстей, эмоционального взрыва, «пробива» мозгов, ничего подобного раньше не видела. Есть определенная тьюторская школа, она очень богатая, очень интересная. Интересен подход людей к своей работе, отношение к слушателям. Для меня также была очень важна дистанционная форма обучения, потому что на тот момент другого я себе позволить просто не могла. Люди, технологии и форматы обучения. Атмосфера.

Авторы: Галина Гусева

Темы: Эхо , Выпускники , Карьера


Возврат к списку


Основы управления компанией
Общение с другими "студентами" позволило оценить подходы к бизнесу в других организациях и расширить круг общения. Полный текст
Латту Алексей
Управление проектами AFW
Европейский диплом и аккредитация
Подписка на новости